Даже самым «тяжелым» пациентам может стать легче после операции шунтирования желудка

операции шунтирования желудка

Как оказалось, некоторые пациенты с особенно тяжелым течением заболеваний показали наилучшие результаты после операции шунтирования желудка с гастроеюноанастомозом по Ру (RYGB) – об этом свидетельствуют данные исследования клинических факторов, связанных с долгосрочным снижением массы тела после операции RYGB.

Предоперационное введение инсулина было связано с более высоким процентом потери веса у пациентов, перенесших операцию RYGB, сообщили Г. Крэйг Вуд из Гейзингеровского института по изучению ожирения в Данвилле, Пенсильвания, и его коллеги.

Кроме того, сообщили они в издании JAMA Surgery, история курения и применения десяти или более препаратов перед проведением RYGB также связаны с более длительной потерей массы тела в послеоперационный период.

В ретроспективном групповом исследовании изучались перенесшие RYGB пациенты с момента операции в среднем на протяжении десяти лет. Несмотря на то что, согласно прогнозам, перенесшие RYGB пациенты теряют от 30 % до 40 % от общей массы тела, нельзя дать гарантию того, что динамика снижения массы тела будет именно такой.

«В то время как пациенты обычно способны потерять значительную часть массы тела сразу после операции шунтирования желудка, у некоторых пациентов значительная часть массы тела со временем возвращается. Почему одни пациенты способны удерживать потерю массы тела с течением времени, а другие менее успешны в этом, остается неясным», – пишет соавтор Мишель Р. Лент, доктор медицины, в электронном сообщении изданию MedPage Today.

Полученный результат, свидетельствующий о том, что «некоторые пациенты с наибольшей тяжестью заболевания имели наилучшие результаты после хирургических процедур», удивляет, отметила Эми Невилл, врач из госпиталя города Оттава, Канада, в сопроводительном комментарии.

«Статистические результаты данного исследования оспаривают наши текущие знания и информацию в литературных источниках относительно факторов риска, способствующих возвращению массы тела, – написала она. – Поскольку этот результат является совершенно новым (и противоречивым), его следует интерпретировать с осторожностью до тех пор, пока не будут получены результаты дополнительных углубленных исследований».

Вуд, Лент и коллеги желали «установить, какие характеристики определяют наилучшие и наихудшие результаты с точки зрения массы тела через 7 и более лет после операции». Они проанализировали более чем 200 таких характеристик, как пол, медицинские условия и возраст, чтобы понять, влияют ли какие-либо из этих факторов на изменение массы тела в послеоперационный период, добавила она.

Авторы классифицировали воздействие, которое оказывают особые предоперационные переменные факторы на пациентов, с точки зрения наилучших и наихудших результатов потери массы тела. Во время консультаций перед бариатрической операцией были задействованы 726 пациентов. Их средний индекс массы тела (ИМТ) составлял 47,5 кг/м2. Средний возраст пациентов составил 45,2 года, и большинством (83,1 %) были женщины. В целом, 53,9 % пациентов имели диабет второго типа, при этом большинство из них (33,9 %) проходили лечение без инсулина.

Принимаемые пациентами лекарства включали сульфонилмочевину, назначаемую при диабете, ингибиторы ангиотензин-конвертирующего фермента, назначаемые при гипертензии, а также статины для лечения гиперлипидемии.

Они проходили контрольную проверку шесть раз в течение первого года после операции, а впоследствии ежегодно. Используя электронные медицинские карты пациентов, исследователи изучили 206 клинических предоперационных переменных факторов, чтобы определить их воздействие на общую потерю массы тела в послеоперационный период.

«Если мы знаем, какие именно пациенты входят в группу риска с точки зрения меньшей потери массы тела с течением времени, мы сможем проводить более эффективное клиническое лечение, чтобы помочь им потерять как можно большую массу тела после операции», – объясняет Лент.

Используя многофакторные модели, авторы пришли к выводу, что следующие характеристики были связаны с более значительной долгосрочной потерей массы тела в послеоперационный период:

  • предоперационное применение инсулина: 6,8 % (95 % ДИ от 3,8 % до 9,8 %, КДР<0,001);
  • история курения: 2,8 % (от 0,7 % до 4,9 % ДИ, КДР = 0,009);
  • использование 12 или более лекарственных средств: 3,1 % (от 0,9 % до 5,3 %, КДР = 0,005).

Группа Вуда отметила: «Неясно, почему предоперационное применение инсулина приводит к изменению динамики потери массы тела по сравнению с потерей массы тела, которая обычно наблюдается после бариатрической операции. Возможно, применение инсулина вызывает необходимость более активного взаимодействия с системой здравоохранения, а это повышает исполнительность пациентов и в конечном итоге потеря массы тела становится более эффективной».

Ниже представлены главные предоперационные клинические факторы, связанные с неудовлетворительной долгосрочной потерей массы тела:

  • предоперационная гиперлипидемия: –2,8 % (95 % ДИ от –0,7 % до –4,9 %, КДР = 0,01);
  • старший возраст: –8,8 % на 10-летнее увеличение (от –3,1 % до 14,4 %, КДР = 0,002);
  • более высокий ИМТ: –4,1 % на увеличение в 5 пунктов (от –1,5 % до –6,6 %, КДР = 0,002).

Авторы признали, что преобладание участников белой расы в исследовании было ограничивающим фактором, поэтому они не могли оценить различия в зависимости от расы.

Тем не менее результаты имеют практическое клиническое значение. «Клиницисты могут выбрать иной протокол лечения для пациентов с высоким уровнем холестерина, для более пожилых пациентов или для тех, которые перед операцией имеют более высокую массу тела, – пишет Лент. – Например, после операции врачи-клиницисты могут обследовать этих пациентов чаще, чем обычно».

Невилл указал на то, что «данное исследование и предоперационные факторы, которые были подвергнуты анализу в его процессе, представляют собой академический интерес и могут стать решающими при консультировании пациентов и определении прогнозов, но проводимая в будущем работа должна быть ориентирована на поведенческие прогнозирующие параметры и другие потенциально переменные факторы риска, если мы желаем обслуживать наших пациентов наилучшим образом».

Исследование финансировалось Клиникой Гейзингера, Исследовательским центром Зигфрида и Джанет Вайс, Институтом ожирения Гейзингера, Исследовательским центром контроля ожирения, Институтом клинических и междисциплинарных научных исследований и Национальным центром прогрессивных междисциплинарных научных исследований.

Никаких сведений о связи Вуда и соавторов с отраслью не имеется.

Кристен Монако