Генетические анализы стали причиной ошибочных диагнозов

Некоторым афроамериканцам ошибочно сообщили о высоком риске развития гипертрофической кардиомиопатии.

Точная медицина обещает безошибочную оценку индивидуального риска таких серьезных состояний, как гипертрофическая кардиомиопатия (ГКМ).

Тем не менее, согласно «предостережению о широкой релевантности генетического диагноза», опубликованному в издании New England Journal of Medicine, практическое значение генетических исследований может быть ограничено недостаточно разнообразным составом людей, включенных в исходные базы данных, которые используются для оценки риска.

Исследователи из Гарварда вначале выявили пять генетических вариантов, которые ранее были связаны с ГКМ. Однако исследования, выявившие такие связи, были маломасштабными и не включали достаточного количества темнокожих участников контрольных групп. Эти варианты не были бы связаны с ГКМ, пишут они, если бы база данных содержала больше генетической информации об афроамериканцах, поскольку они чаще встречались у афроамериканского (от 2,9 % до 27 %), чем у белого населения (от 0,02 % до 2,9 %). Более широкое распространение вариантов среди афроамериканцев указывает на то, что они были доброкачественными и не связанными с ГКМ.

Затем исследователи изучили записи, сделанные в одной лаборатории, и выявили семь человек – пять афроамериканцев и двух человек неустановленного происхождения, – чьи «доброкачественные варианты» были «ошибочно классифицированы как патогенные в генетических отчетах». Последствия ошибочной диагностики почти наверняка затронули гораздо больше людей, чем эти семь человек, поскольку данные «ошибки классификации влияют на оценку риска, проведенную у родственников, что требует внесения поправок в целый ряд отчетов и организационных планов»

Как отметили авторы, результаты «свидетельствуют о том, что различия в состоянии здоровья могут возникнуть из ошибочного геномного диагноза». Однако эти различия связаны не с возможностью доступа к медобслуживанию либо с иными часто обсуждаемыми проблемами, а с «традиционно сложившимся недостаточным разнообразием контрольных групп населения, которые включали бы лиц различного расового и этнического происхождения».

Авторы предположили, что проблема, обнаруженная в ходе исследования, вряд ли сводится лишь к ГКМ. «Мы полагаем, что ситуация, которую мы наблюдаем в случае с гипертрофической кардиомиопатией, может оказаться лишь верхушкой айсберга, указывающего на более значительную проблему, выходящую за рамки одного генетического заболевания», – отметил в пресс-релизе ведущий исследователь из Гарварда Аржун Манрай (Arjun Manrai), доктор наук.

«Наше исследование убедительно иллюстрирует важность расового и этнического разнообразия в исследованиях, – сказал старший исследователь Айзек (Зак) Когейн (Issac (Zak) Kohane), доктор медицинских наук, также работающий в Гарварде. – Расовая и этническая диверсификация состава исследуемых объектов повышает достоверность и точность клинических исследований и при этом представляет собой более эффективное руководство для принятия решений в выборе оптимальной терапии. В этом и заключается сущность точной медицины».

Частый критик точной медицины Майкл Джойнер (Michael Joyner), доктор Клиники Майо, так прокомментировал вопрос: «Полагаю, что даже такие скептики в отношении точной медицины, как я, признают потенциальную ценность анализа ДНК-вариантов в случае с редкими заболеваниями, такими как гипертрофическая кардиомиопатия. Однако в последние 5–10 лет большое внимание привлекло к себе появление многочисленных потенциальных причинных вариантов (по сравнению с небольшим числом гипотетических), а также такое понятие, как генотип-позитивный и фенотип-негативный пациент. Другой нашумевшей историей стал тот факт, что многие или даже большинство «нормальных» людей имеют ДНК-варианты, связанные с заболеванием. Поэтому различные варианты могут иметь разные проявления гена».

Это недавнее исследование, сказал Джойнер, свидетельствует о дополнительном ограничивающем свойстве точной медицины, которое пока не получило всеобщего признания. Исследование «показывает, что проблема становится еще острее, если генетическая информация о вариантах риска ДНК применяется к пациентам из различных этнических и расовых групп».

«Решение данной проблемы потребует более полных данных, собранных в сильно диверсифицированных группах пациентов, более точного разделения данных, а также интеграции весьма детализированных инструментов принятия решений в электронной медицинской документации. С учетом имеющихся проблем и противоречий, сопряженных с совместным использованием данных, а также обеспокоенности о несовершенстве электронной медицинской документации вероятность геномной Вавилонской башни для многих пациентов становится реальной. И дополнительным поводом для тревоги является то, что такая Вавилонская башня может лишь усугубить проблему различий в состоянии здоровья, а отнюдь не решить ее».

Джойнер заключил: «С учетом этого парадигма “биологической ортопедической операции”, вытекающая из формулы генотип = фенотип = лечение, на которую ранее возлагались такие надежды и которая считалась однозначной, представляется маловероятной применительно к большинству пациентов и большинству заболеваний».

Секар Катиресан (Sekar Kathiresan), доктор из Института Броуда, отметил: данный научный труд показывает, что «интерпретация последовательностей ДНК-вариантов в целях клинического применения будет эволюционировать по мере того, как совершенствуются наши знания о генотипе и/или фенотипе».

Он сообщил о том, что проблемы, рассматриваемые в новом научном труде, являются предметом текущего исследования. «За последние несколько лет наши знания о генотипе значительно улучшились благодаря тому, что количество и этническое разнообразие исследуемых людей расширились. В работе освещается проблема, существовавшая некоторое время назад, когда количество / этническое разнообразие исследуемых лиц были ограниченными».

Кроме того, Катиресан подчеркнул: «Чтобы содействовать решению проблемы, обозначенной в научном исследовании NEJM, мы в Институте Броуда создали обширную и разноплановую базу данных по мутациям, в которой содержатся сведения о 60 000 человек».

Эта база данных ExAC (Exome Aggregation Consortium) также упоминалась авторами научного труда NEJM как ресурс для новых исследований, которые станут «эффективным инструментом для исключения патогенностей даже при более редких вариантах».

Лэрри Хастен (Larry Husten), Гарвард