Почему мне хочется быть нарциссистом? Часть 1

Нарциссист

Иногда, при определенных обстоятельствах, мне хотелось бы быть нарциссистом или хотя бы обладать некоторыми из качеств нарциссиста, чтобы идти по жизни. У нарциссистов все складывается удачно. Большинство из них процветает. Представьте, например, что вы способны считать себя самым привлекательным и умным человеком в том обществе, в котором вы в данный момент находитесь. Самовлюбленные люди это могут. Мне бы очень хотелось хоть немножко походить на них.

Нарциссисты имеют право на то, чем обладают другие, включая материальные ресурсы, время, сексуальные интересы и все остальное, что им нужно, если кто-то может им это дать. Несмотря на то что сами нарциссисты не сопереживают другим, они знают, как вызвать сочувствие и сострадание тех людей, которые могут сделать их жизнь более комфортной и приятной. А ведь многие из нас испытывают чувство вины, когда просят о том, чего хотят или в чем нуждаются. Хотелось бы и мне иметь хоть немножко нарциссической уверенности в том, что мне все что-то должны.

Нарциссисты – это стратеги, и они стратеги гораздо лучшие, чем большинство из нас. И более того, они автоматически, подсознательно и убедительно манипулируют любой ситуацией исключительно в своих интересах. Является ли такое манипулирование чем-то нехорошим? Необязательно. Если чья-то самооценка зависит от способности контролировать других людей или влиять на них, то это не манипулирование, а психологическая адаптация.

Нарциссисты великолепно умеют искажать реальность, истину и события. Они умеют скрывать то, что происходит на самом деле, и скрывать так, что большинство из нас этого не замечает. Они легко могут повернуть дело так, что виноватыми окажутся другие, поэтому к ним иногда относятся пренебрежительно и считают их вероломными людьми, которым все сходит с рук. Они действительно способны переосмыслить ситуацию в выгодном для себя свете, чтобы она не вызывала у них боль или стыд. Если обойтись без оценочных суждений, то что плохого в таких способностях? Нарциссисты не хотят быть «плохими». Они просто защищают себя глубоко укоренившимися в их сознании способами. Разве кому-нибудь не хочется хоть немножко уметь делать так же? Признаюсь, мне хочется.

Мэри К. Ламиа, доктор психологических наук, профессор в Институте Райта в Беркли, штат Калифорния.