Стыдитесь? Тем лучше для вас!

Ранее многие психологи теоретизировали о том, что стыд – качество неадекватное, он не выполняет никаких полезных функций. Тем не менее в начале нынешнего года антропологи из Калифорнии, Израиля и Нидерландов наделили позитивными чертами эту столь оклеветанную эмоцию в исследовании, опубликованном в издании Proceedings of the National Academy of Sciences.

«Неужели у вас нет чувства порядочности?»

Эти шесть слов, произнесенные 9 июня 1954 года армейским юристом Джозефом Уэлчем перед подкомитетом Сената, сыграли важную роль в низложении одного из наиболее влиятельных на тот момент политиков – ярого антикоммуниста сенатора Джозефа Р. Маккарти. Шестьдесят два года спустя непорядочность снова в моде. На канале Showtime идет популярный сериал под названием «Бесстыжий» (Shameless), и кажется, что почти каждый политик в Америке был отмечен этим эпитетом на каком-либо этапе своего избирательного периода.

«Бесстыдная филантропия Дональда Трампа».

«Ньют Гингрич, бесстыдный демагог».

«Пресловутая бесстыдная пристрастность Гарри Рида».

В этом году продюсер Джефф Хэйс даже попытался собрать 300 000 долларов, чтобы снять «Бесстыжая, кинофильм» (Shameless, the Movie) о Хиллари Клинтон. (В итоге он недобрал 242 404,17 долларов.)

Но если бесстыдство само по себе позорно, как мы должны относиться к чувству стыда?

Стыд – это продукт самокритики (мы не можем чувствовать стыд, не испытывая чувства вины) и осознание того, как другие воспринимают наши проступки. По этой причине, утверждают антропологи, стыдливость развивалась как способ поддержания социального порядка. Сделав шаг в сторону, перейдя границы кодекса нормального поведения (культурного, религиозного или полового), мы рискуем упасть в глазах других членов общества. Стыд или боязнь навлечь его на себя не позволяют нам действовать за пределами нормы. Другими словами, это здоровый защитный механизм.

«Поскольку стыд (как и боль) вызывает личные страдания, иногда становясь причиной враждебного поведения, данную эмоцию назвали неадекватной и отталкивающей, – пишут авторы недавнего исследования. – Тем не менее эволюционно-психологический анализ имеющихся фактов предполагает иной взгляд на вопрос: эта отталкивающая эмоция может быть выражением системы, изящно сконструированной для удержания от вредного выбора и для того, чтобы выжать максимум из неблагоприятной ситуации».

Вероятность испытать стыд – вот почему мы избегаем оскорбительных действий и слов, утверждают эти же исследователи, а если у нас не получается избежать их, переживание чувства стыда впоследствии позволяет нам «откупиться» и найти дорогу назад в сообщество людей. Стыд не только нормален, мы нуждаемся в нем для того, чтобы преуспеть как общество.

С другой стороны, если это так, то как мы должны расценивать бесстыдство? Что это за человек, который никогда и ни в чем не испытывает чувства вины, никогда не испытывает потребности просить прощения и которого, кажется, невозможно смутить?

Психологи проводят следующее различие между стыдом и виной. Вина воспринимается как реакция на особый случай или поведение. Она вызывает сожаление и раскаяние, которые часто выражаются в направленном вовне поведении, таком как признание вины или извинение. С другой стороны, стыд направлен внутрь. Он выражается не в том, чтобы сделать что-либо плохое, а в том, чтобы чувствовать себя плохо.

В исследовании 2014 года, предметом которого был рецидивизм в тюрьмах США, ученые из Университета Джорджа Мэйсона опросили 470 заключенных и задавали им вопрос о том, каковы были испытываемые ими чувства вины, стыда и осуждения вскоре после того, как их взяли под стражу. Наблюдая за 332 заключенными после того, как они были освобождены год спустя, психологи обнаружили, что те, кто выражал чувство вины в связи со своими преступлениями, с меньшей долей вероятности совершали новое преступление, чем те, которые выражали стыд. Казалось бы, это противоречит результатам недавнего исследования, но ученые из Университета Джорджа Мэйсона также обнаружили, что стыд, выражаемый этой второй группой заключенных, сопровождался защитным поведением и склонностью обвинять других.

Таким образом, подразумевается, что чем больше человек обвиняет других, тем более глубокий – просто нестерпимый – стыд он должен чувствовать, в результате чего он действует высокомерно и с чувством морального превосходства.

Коротко говоря, по словам психологов, такие люди являются теми, кого так любят в ходе политических кампаний: самовлюбленными личностями, которые сделают все для того, чтобы сохранить свое хрупкое чувство собственного достоинства из боязни приступа стыда.

В конечном итоге, если говорить о стыде, тут все решает его степень. В небольших дозах он хорош, главное – не переборщить.

Эйми Эллис Натт, публицист The Washington Post